06.02.2017

ДНЕВНИК «СПАРТАКИАДЫ»

 ДНЕВНИК  «СПАРТАКИАДЫ»

В Гриндельвальд (Швейцария) мы приехали еще в субботу вечером. А вчера, в воскресенье, плотно позавтракав, в боевом настроении пошли кататься на лыжах.

Первым делом добрых полчаса разузнавали в кассе тарифы на подъемники, возмущались дороговизной, изучали карту, маршруты, ходили туда-сюда. Наконец решились – берем! Уверенно, по-деловому зашли внутрь пункта проката – за снаряжением. Только дочка сказала, что нам нужны лыжи с ботинками на четыре персоны, как одна персона сдулась сразу. Это наш папа. У него сам вид ботинок уже вызвал категоричный протест против того, чтобы их обувать. И все. Он наотрез отказался. Аня говорит, мол, извините, нам на троих. Работники, молодые ребята, воодушевленно принялись нас обслуживать – заносить в компьютер наши данные, выяснять размер обуви, подбирать ботинки – длилась эта прелюдия минут тридцать. Но вот уже начали обувать ботинки. Максим первым надел ботинок и вдруг (совсем неожиданно и не к месту) говорит: «Я не буду кататься, у меня нога болит». Опа! Приехали! И жестами просит персонал (который так тщательно подбирал обувь, помогал обуться) помочь снять ему ботинок. (Он еще дома на футболе повредил ногу, но надеялся, что кататься сможет). Аня опять говорит, мол, извините, у брата нога болит. (Те, наверное, сильно озадачились: зачем же он вообще затевал это дело?)

Ну, как бы там ни было, Максим с Виктором, довольные и счастливые, пошли что-то там разузнавать. А мы с Аней не сдаемся. Одели по ботинку, пошли лыжи подбирать. Работники долго, очень ответственно подкручивали крепления, несколько раз проверяли, хорошо ли подходят под наш вес. Наконец и лыжи, и палки – по росту, по весу, по мастерству – перед нами. Я уже обуваю второй ботинок. И вдруг у меня на руке, на пальце, лопается сосуд. Я сижу такая – аж дыхание остановилось. Говорю об этом дочке. Она сразу отвечает, что мне, конечно, кататься не стоит. И говорит этим парням, мол, извините, мама кататься не может, у нее рука заболела. Ну, это вообще! Они давай с меня ботинки снимать. А Аня говорит сначала мне, а потом и им: «Извините, не буду же я кататься одна». Они – и ей помогать с ботинками. Умора. Ну и крутые лыжники!

Несолоно хлебавши, мы пошли кататься на санках. Здесь, в Швейцарии, этот вид отдыха очень распространен. Для санок есть специальные трассы (как, впрочем, и для пеших подъемов и спус­ков). Короче, мы опять все долго выясняли, узнавали, но на гору (высоченную, где-то 5 км) все-таки поднялись, взяли там санки – и айда смело вниз. Уже через одну треть спуска снег у нас был вез­де, но главное – в ботинках, потому что мы агрессивно тормозили ногами. Трасса крутая, узкая и с множеством резких поворотов, того и гляди вылетишь в обрыв или застрянешь в сугробе. Поэтому вторую половину склона мы спускались уже с абсолютно мокрыми ногами и ледяной пятой точкой. От снега под ней. Короче, съехав с горы один-единственный раз, мы дружно решили, что на первый день нам катания хватит с головой.

Но и сегодня с утра наша уверенность в том, что нам все еще достаточно вчерашнего саночного спуска, не поколебалась. И народ собрался ехать на какой-то там интереснейший пик – два часа поез­дом по захватывающим дух серпантинам высокогорной железной дороги, а потом на лифте (самом скоростном в Европе) – на вершину. Нужно ли уточнять, что я и на этот экстрим не сподвиглась. Проводила их и весь день любовалась красотой швейцарских Альп из окна. Молилась, читала Библию… набиралась сил для катания. Поздно вечером приехали муж и дети, тоже отдохнувшие от «спорта». Может быть, завтра мы таки созреем – и… на лыжи, с ветерком!

Ксения ВОЛОШИНА, г.Одесса

Вгору