04.10.2012

ЧУДОТВОРЕЦ МИЛОСТЬЮ БОЖЬЕЙ

Думаю, что многие слышали об Иоанне Кронштадтском. Хотя бы что-нибудь. Для меня же это имя более знакомо. Возможно, потому, что в молодости шесть лет жила в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). А город-порт Кронштадт, в котором 53 года священствовал этот пастырь, воспринимается как часть Северной Пальмиры. Поэтому имя легендарного чудотворца было там на слуху даже в советское время.

Недавно случайно на­ткнувшись в интернете на опубликованные дневники святого, до глубины души была потрясена их содержанием. Не могло оставить равнодушной, не зацепить за живое его беспримерное самопожертвование и полное посвящение, подчинение всего себя служению Творцу и Его творению. Какой-то действительно всепоглощающей, неземной, вдохновенной, неустанной любовью к Вседержителю веет от всех его высказываний, рассуждений и мыслей.

«Господь – все для меня: Он – сила сердца моего и свет ума моего; Он движет сердце мое ко всякому благу; Он укрепляет его; Он и мысль благую дает мне; Он – покой мой и радость; Он – моя вера, надежда и любовь; Он – пища моя, питие мое, одежда моя, жилище мое. Как мать бывает всем для младенца – и умом, и волею, и зрением, и слухом, и вкусом, и обонянием, и осязанием, и пищею, и питием, и одеждою, и руками, и ногами – так Господь все для меня, когда я совершенно предаюсь Ему.
Язык не может изречь того блаженства, которое вкушают имеющие Тебя в сердцах своих. Ты для них и пища крепкая, и питие неисчерпаемое, и одежда светлая, и солнце, и мир, превосходящий всякое разумение, и веселие неизреченное, и все, и все. С Тобою все земное прах, тлен».

Читая откровения этого истинно Божьего человека, не могла, конечно, не восхищаться и изумительным литературным талантом, необыкновенно искусным умением выражать свои сокровенные чувствования и стремления к Богу, передавать тончайшие нюансы сердечных порывов. Тем сильнее было мое удивление, когда узнала, что в детстве Ивану Сергиеву (настоящая фамилия отца Иоанна) тяжело давалась грамота, и он часто скорбел перед Богом о своей непонятливости, горячо взывая о помощи. А свидетельство Иоанна Кронштадтского о первом явленном Божьем чуде в своей жизни, когда Небесный Отец услышал ревностную мольбу десятилетнего мальчика и ответил на нее, воистину вдохновляет и вселяет в сердце благоговейный трепет.

«Ночью я любил вставать на молитву. Все спят... тихо. Не страшно молиться, и молился я чаще всего о том, чтобы Бог дал мне свет ра­зума на утешение родителям. И вот, как сейчас помню, однажды был уже вечер, все улеглись спать. Не спалось только мне, я по-прежнему ничего не мог уразуметь из пройденного, по-прежнему плохо читал, не понимал и не запоминал ничего из рассказанного. Такая тоска на меня напала: я упал на колени и принялся горячо молиться. Не знаю, долго ли я пробыл в таком положении, но вдруг точно потрясло меня всего. У меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове и мне ясно представился учитель того дня, его урок; я вспомнил даже о чем и что он говорил. И легко, радостно так стало на душе. Никогда не спал я так спокойно, как в ту ночь. Чуть светало, я вскочил с постели, схватил книги и, – о счастье, читаю гораздо легче, понимаю все, а то, что прочитал, не только все понял, но хоть сейчас и рассказать могу. В классе мне сиделось уже не так, как раньше: все понимал, все оставалось в памяти. Словом, в короткое время я подвинулся настолько, что перестал уже быть последним учеником. Чем дальше, тем лучше и лучше успевал я в науках и в конце курса одним из первых был переведен в семинарию».
Ее юноша с высокими идеалами, пылкими устремлениями посвятить себя делу служения Богу окончил на «отлично», первым учеником. За блестящие успехи он был принят на казенный счет в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Слава Господу! Как не восхищаться милостью Вседержителя к нам, человекам, и не проникнуться благодарственной любовью к Нему!? В одно мгновение Творец изменил участь Своего чада, превратив отстающего из последних рядов в первого по успеваемости ученика.

Думаю, что всей своей дальнейшей жизнью Иван Сергиев не разочаровал Бога, благословившего его всей полнотой и обилием даров Святого Духа. Ведь для созидания Церкви Христовой Бог дает служителям все необходимое (1-е Коринфянам 12:1-10; Римлянам 12:6-8). Слово мудрости, слово знания, величайшая вера, дары исцеления и чудотворения, поражающий воображение дар пророчества, не имеющее границ милосердие, незаурядные организаторские способности – далеко не полный перечень множества духовных щедрот, которыми Всевышний благословил Своего избранного. Но обладая невиданными сверхъестественными способностями, этот служитель Духа оставался всегда смиренным и сокрушенным перед Богом и не превозносился перед людьми. Записанное отцом Иоанном воспоминание о том, как впервые по его молитве воочию проявилась Божья исцеляющая сила, восхищает скромностью и благочестием.

«Кто-то в Кронштадте заболел. Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над ним Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием окончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: «Как я могу, – думал я, – иметь такое дерзновение?» Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидев волю Божию в этом деле, и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою – он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях уже прямо усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога – молиться за исцеление тех, кто будет этого просить».

С тех пор через о.Иоанна произошло бесчисленное множество чудесных исцелений от всевозможных болезней, тяжелейших, неизлечимых, смертельных, против которых медицина оказывалась бессильной. Отступали тиф, паралич, безумие. Люди излечивались посредством молитвы с возложением рук как наедине, так и при большом стечении народа, а очень часто и заочно. Достаточно было написать к отцу Иоанну письмо или послать телеграмму с просьбой о молитве, и чудо исцеления совершалось. Слепые прозревали, глухие начинали слышать, хромые – ходить. Бесноватые освобождались от демонов, пьяницы становились трезвенниками, блудники – святыми. В ответ на ходатайство кронштадтского праведника с небес шли дожди там, где до этого были засухи и лесные пожары. Народная молва разносила невероятные рассказы о сверхъестественных проявлениях Божьей силы, сопровождающих служение сострадательного пастыря.

Благотворительная деятельность – еще одна впечатляющая страница жизни Иоанна Кронштадтского. Ему жертвовали большие денежные суммы. По разным источникам, через руки священника проходило от 150 тысяч до миллиона рублей в год. Один царский рубль конца девятнадцатого – начала двадцатого веков эквивалентен семи советским рублям или семи долларам. То есть, паренек из некогда беднейшей семьи за год мог бы стать обладателем семи миллионов долларов. Но за душой у него не было ни гроша. Получая, он тотчас все отдавал нуждающимся. Поэтому Иоанна Кронштадтского всегда сопровождала целая армия нищих, которым он раздавал милостыню дважды в день – утром и вечером. «У меня своих денег нет. Мне жертвуют и я жертвую», – говорил этот удивительный в своем бескорыстии человек. Но чем более он раздавал, тем более ему жертвовали.

В 1882 году благотворитель открыл Дом трудолюбия. Это было рабочее поселение на несколько тысяч человек, где люди обеспечивались жильем, функционировала клиника, мастерские, училище для бедных детей. Трудясь на Божьей ниве, этот священник построил много храмов, монастырей и часовен, сельских школ, детских приютов и ночлежек для бездомных.

В течение всей своей жизни он каждый день, без выходных и отпусков, не прерываясь даже и во время болезни, в четыре утра приходил в Андреевский собор и служил священную литургию. Там же исповедывал тысячи кающихся грешников, молился за их нужды. После чего отправлялся туда, куда его звали для молитвенной помощи страждущим. Домой возвращался чаще всего после полуночи. Спать ему выпадало по 3-4 часа в сутки. Так жить и трудиться, конечно, можно было только при наличии сверхъестественной благодатной Божьей помощи. Это признавали даже его недоброжелатели из духовенства, которые с непониманием и иронией относились к деятельности коллеги. Один из его современников высказывался так: «о.Иоанн «дерзновенно» молился. Это характерно для его ощущения «сыновности» Богу. Замечательно, что молился он всегда импровизированными словами, стоя на коленях, но некоторые слова выговаривал резко, с ударением – точно бы требовал. Как-то жутко сказать, может быть, юродство перед Богом? Смелость, дозволяемая и терпимая по большой близости?»

Но любящий Отца сын, невзирая на всевозможные людские пересуды, без устали превозносил в молитвенном порыве Источник всех своих благодеяний: «Господи, благодарю Тебя от всего сердца моего за благодатные веяния Духа Твоего Святого во время Богослужения общественного и домашнего, за очищение грехов, за мир, умиление и слезы, за отеческое утешение, за дерзновение, за силу».

Я же благодарю Бога за кронштадтского пастыря, который и ныне является ярким примером и образцом верности, самозабвенного служения, беспредельной любви к Спасителю и единения с Ним.

Алла ГАНДЗЮК

Вгору