03.05.2013

ОН ПРЕОБРАЗИЛ МОЮ ЖИЗНЬ

ОН ПРЕОБРАЗИЛ МОЮ ЖИЗНЬ

 

                          В поисках
Иисус Христос жив. Он воскрес из мертвых. Моя собственная жизнь и мои поступки тому доказательство.
Подростком я стремился к счастью. Я хотел быть одной из самых счастливых личностей на свете. Еще я хотел, чтобы моя жизнь была наполнена смыслом. Я искал ответы на вопросы вроде: кто я такой, зачем появился на свет, какая судьба меня ожидает.
И еще я хотел свободы. Это понятие не определяется возможностью идти куда угодно и делать что хочется. Свобо­да– это власть совершать именно то, что считаешь своим долгом. О своем долге знают многие, но выполнять его под силу не всем. Такие люди живут в оковах.
Итак, я начал искать ответы на свои вопросы. Почти все вокруг меня имели какие-то религиозные убеждения, так что и я начал ходить в церковь. Но, наверное, я ошибся храмом. Там мне было хуже, чем на улице. Я человек практичный, и если что-то у меня не выходит, ставлю на этом крест. Поставил крест и на религии.
После этого меня увлекли поиски своего места в обществе. Надеялся, что ответы на свои вопросы получу, став известным общественным деятелем. В первом университете, где я учился, руководители студенческих организаций распоряжались всеми денежными средствами и пользовались большим влиянием. Я выставил свою кандидатуру на пост старосты первого курса и был избран. Поначалу мне нравилось знать всех студентов, здороваться с ними, принимать решения, тратить университетские и студенческие деньги, приглашать лекторов по своему усмотрению. Но в конце концов все это мне надоело. В понедельник утром я в похмелье просыпался с мыслью о том, что начинаются трудовые будни, которые надо пережить до пятницы. А все счастье крутилось вокруг трех выходных. Я был похож на кораблик в океане – обстоятельства, словно волны, кидали меня из стороны в сторону. Очень скоро я начал падать духом.
Подозреваю, что в своих поисках смысла, цели и правды жизни я был одним из самых искренних американских студентов.
                         Знакомство
В нашем университете была небольшая группа людей – восемь студентов и двое преподавателей – жизнь которых чем-то отличалась от моей. Они производили впечатление успешных и уверенных в себе, явно знающих, что делают. Нечасто встретишь таких среди студентов. Эти люди не просто говорили о любви – их действительно волновали чужие беды. Я заметил еще, что они казались счастливыми, независимо от обстоятельств, и как бы обладали постоянным внутренним источником радости. Члены этой группки были до отвращения жизнерадостными. Мне это было недоступно. И, как подобает рядовому студенту, я хотел заполучить то, чего у меня не было. Поэтому решил сойтись поближе с этими загадочными людьми.
Недели через две мы уже сидели за столом в студенческом клубе. В какой-то момент начали говорить о Боге. Меня волновала эта тема. Взглянув на свою миловидную соседку (раньше мне казалось, что все верующие – непременно уроды), я откинулся в кресле, чтобы другие не видели моего интереса, и спросил: «Что же все-таки изменило вашу жизнь? Почему вы так не похожи на других студентов, на общественников в университете, на преподавателей?» Видимо, веры этой студентке было не занимать. Она серьез­но посмотрела мне прямо в глаза и произнесла два слова, которые я меньше всего ожидал услышать: «Иисус Христос». «Бросьте вы, ради Бога, эту чушь! – воскликнул я. – Меня уже достаточно пичкали религией. Знаю я ей цену. И церковь мне осточертела.» «Послушайте, – возразила она, – разве я хоть слово сказала о религии? Я же ясно говорю: Иисус Христос!»
Ничего подобного я раньше не слышал. Христианство, оказывается, отличается от религии! А ведь действительно, религия – это попытка людей проложить путь к Богу с помощью добрых дел. Христианство же – это когда Бог приходит к нам через Иисуса Христа и предлагает приблизиться к Нему. Христианин – это человек, верящий в Христа.
Покаяние вопреки
Мои новые знакомые бросили вызов моему разуму. Они предложили мне критически разобраться в утверждениях, что Иисус Христос – Сын Божий, который, воплотясь в человека, жил среди реальных людей и умер на кресте за грехи всего мира, что Он был погребен и на третий день воскрес и что Он может преобразить жизнь каждого человека.
Все это мне казалось идиотизмом. По правде сказать, всякий верующий для меня в то время был ходячим воплощением глупости. Я полагал, что если у него в голове есть хоть одна мозговая клетка, то и ей грозит смерть от одиночества. А на самом деле глупцом был ни кто иной, как я сам.
Новые приятели продолжали будоражить мое интеллектуальное самомнение, и я принял их вызов – из обыкновенного чувства протеста. Но дальше произошло неожиданное. Пришлось иметь дело с неоспоримыми фактами и доказательствами. В тот момент я порядком растерялся. Разум говорил мне, что возразить нечего, а воля тянула в другом направлении. Христианство оказалось тяжелым испытанием для эгоиста вроде меня. Иисус Христос, призывая меня веровать, уязвлял мое самолюбие. Смятение мое усиливалось при всякой новой встрече с моими воодушевленными друзьями-христианами. Если вам случалось бывать среди счастливых людей в минуты, когда у вас на душе скверно, то вы поймете мое раздражение. Иной раз я даже вскакивал и убегал из комнаты. Дошло до того, что я ложился спать в десять вечера, чтобы до четырех утра мучиться бессонницей. Я понимал, что с этим надо разделаться как можно скорее, чтобы попросту не сойти с ума.
В сущности, на основе желания опровергнуть христианство и возникли две мои первые книги. В результате я пришел к заключению: Иисус был именно тем, за кого Он Себя выдавал. Так я стал христианином.
А произошло это 19 декабря 1959 года в половине девятого вечера. В этот момент моя жизнь изменилась. Я молился. Просил Бога показать путь к воскресшему, живому Христу: «Господь Иисус, в эту минуту я, как умею, открываю Тебе свое сердце, чтобы верить в Тебя как в своего Господа и Спасителя. Я вручаю Тебе свою жизнь. Я хочу, чтобы Ты преобразил меня до самого основания».
По окончании молитвы со мной ничего особенного не случилось. Никаких крыльев у меня не выросло. Наоборот, мне стало плохо – до тошноты. «Господи, – думал я, – куда это меня несет?» Было ощущение, что я бросился в омут.
                       Личные метаморфозы
С того момента прошло полгода, потом еще год, и я увидел, как на самом деле преобразилась моя жизнь. Одним из таких положительных моментов было избавление от неприкаянности. Я всегда искал себе какое-нибудь занятие: то бежал к девушке, то болтал с приятелями. Причем меня постоянно раздирали противоречия. Попытки заниматься или просто сосредоточиться были безуспешными. А через несколько месяцев после прихода к Христу я обрел душевный мир. Конечно, вера не избавила меня от противоречий, но дала возможность их разрешать. И эту возможность я ни на что в мире не променяю. Кроме того, у меня был прескверный характер. Взрывался, даже когда на меня косо смотрели. На первом курсе из-за этого чуть не убил одного парня. Я настолько сросся со своими дурными наклонностями, что даже не пытался исправиться. И вот однажды я попал в такое положение, в котором раньше непременно вышел бы из себя. Но вдруг обнаружил, что вся моя вспыльчивость начисто пропала. За 20 лет я всего один раз погорячился – и долго потом раскаивался.
                                     Отец

Была еще одна черта, которая не делала мне чести,– ненависть. Она меня постоянно мучила и одолевала. Меня выводили из себя люди, вещи, проблемы. Подобно многим, я был крайне неуверен в себе и в любом встречном, кто отличался от меня, видел угрозу. Но был человек, которого я ненавидел больше всех, – мой отец. Он, жалкий пьяница, вызывал у меня только омерзение. Если вы родились в маленьком городке и один из ваших родителей – алкоголик, то вы поймете, о чем я говорю. В нашем городе мой отец был притчей во языцех. Школьные друзья отпускали в его адрес шуточки, не понимая, как это меня обижает. Посмеиваясь вместе с ними, украдкой я горько плакал. Иногда, заходя в сарай, я видел возле коров на куче навоза свою мать, избитую до потери сознания. Приглашая друзей, я вытаскивал отца из дому, связывал его, оставлял в амбаре, машину прятал за углом, а гостям говорил, что он уехал по делам. Мне кажется, трудно ненавидеть кого-то больше, чем я ненавидел своего отца.
После прихода к Иисусу мое сердце наполнила любовь Господа. Она была такой сильной, что для ненависти места просто не осталось. Однажды я взглянул отцу прямо в глаза и сказал: «Отец, а ведь я тебя люблю». Я говорил совершенно искренне. А он, помня о моем с ним обращении, невероятно поразился: «Как же ты можешь любить такого отца? Ведь всего полгода назад ты меня презирал». Я заговорил о Боге: «Понимаешь, отец, в мою жизнь пришел Христос. Мне трудно объяснить все это, но, в общем, Он дал мне силы любить не только тебя, а всех людей такими, какие они есть».
В тот день я пережил едва ли не самое великое потрясение в жизни. Мой родитель вдруг сказал: «Джош, если бы Бог мог сделать для меня то же самое, что для тебя, я бы дал Ему эту возможность». Мы вместе помолились, и мой отец доверился Христу. Приход к Иисусу обычно изменяет жизнь верующего человека за несколько дней, месяцев или лет. Я, например, смог ощутимо перемениться года за полтора. А отец преобразился мгновенно, у меня на глазах. Будто кто-то протянул руку и включил свет. С того момента он больше не выпил ни глотка спиртного.
Судите сами, меняет ли людей вера в Иисуса Христа. Можете издеваться над верующими, можете смеяться над христианством, но в нем есть сила преобразить жизнь человека. Христианство не навяжешь насильно. У вас своя жизнь, у меня своя. Я могу только поделиться своим опытом, а уж принимать решение – дело ваше. Может быть, моя молитва поможет вам: «Господь Иисус, я нуждаюсь в Тебе. Благодарю Тебя за то, что ради меня Ты умер на кресте. Прости мне все прегрешения и спаси. Я верю в Тебя. Аминь».

Джош МАКДАУЭЛЛ, из книги «Неоспоримые свидетельства»

 

Вгору