02.10.2013

СМЕРТИ ВОПРЕКИ

IMG_8085

Николай НЕСТЕРКО, г.Львов

Николаю Васильевичу Нестерко, полковнику в отставке, исполнилось 75 лет. 15 из них он не ходит – нет обеих ног. Это последствие сердечно-сосудистого заболевания, осложнившегося некрозом и гангреной. Но этот сильный Божьим Духом человек не унывает и является примером для всех нас. Благодаря интернету, он имеет возможность слушать проповеди, духовную музыку и песнопение, активно общаться в соцсетях. Он не только знает Библию, но и следует ей. Сердце Николая Васильевича всегда наполнено любовью, состраданием и ободрением.

Откуда берут начало истоки моей жажды Бога? Не только знаю, но и твердо в этом уверен: эти благодатные всходы проросли в моей душе и пустили глубокие корни благодаря вере моих родных. То есть, еще из детства. В тридцатые годы прошлого века моих будущих родителей, еще совсем юных, вместе с их семьями как врагов народа выслали из Украины в Сибирь. Маму – с житомирщины, папу – с полтавщины. Они попали в жернова раскулачивания как зажиточные середняки. Там, в глухом трудпоселке, молодые люди встретились и поженились. Там я родился и вырос – в честной, порядочной, трудолюбивой семье. Запомнились теплые отношения между поселенцами, атмосфера доброжелательности и дружелюбия. Только с изучением языка были проблемы: немцы, чеченцы, украинцы, русские – все вместе мы разговаривали на суржике.

В нашем спецпоселении жили репрессированные не только по политическим мотивам, но и сосланные за веру в Бога. А они, православные, католики и протестанты, независимо от конфессии, были очень сплоченными, всегда держались сообща. Поддерживали друг друга, встречались, вместе молились и причащались. Зайдя на одно из таких собраний, покаялась моя мама. Это произошло, когда я был еще совсем ребенком. Отец уверовал уже после войны, он тогда очень болел. Я этого всего не помню – был еще не достаточно взрослым. О глубине веры моего отца могу судить из воспоминаний бабушки. Она рассказывала: когда папа молился, его лицо было столь сияющим и одухотворенным, что он становился похожим на ангела. А мамины молитвы до сих пор звучат в моем сердце, ее не стало гораздо позже.

Не представляю, как они выдержали жестокие и незаслуженные преследования. Ведь гнали их и чужие, и свои. Сейчас только понимаю, как им было тяжело. А тогда все воспринималось как должное. На советскую власть не обижался, наоборот, коммунис-тическую мораль расценивал как единственно верную и стоящую. А поскольку эта идеология зиждилась на атеизме, отрицала существование Бога, то и я многие годы своей жизни по отношению к христианам исповедовал некоторую агрессию и презрение. Считал, что все верующие безграмотные и глупые.

В 1956 году я получил разрешение на выезд и покинул место депортации моих родителей. Поскольку школу окончил хорошо, а математика и физика вообще звучали для меня как любимая музыка, то поступил в Кемеровское военное училище связи. Закончил его с красным дипломом. В то время медалистам давали право выбора места прохождения службы, я захотел поехать на родину моих отца и матери. Так оказался в Западной Украине. Во Львове встретил женщину, которая на всю жизнь стала для меня верной подругой и женой. В 1964 году мы уже вместе поехали в Ленинград – меня, отличника службы, направили туда на учебу в Военную академию связи. Оказанное доверие оправдал настолько, что диплом об окончании вуза вручали в самом Кремле, настойчиво предлагали остаться в академии на преподавательской работе и писать диссертацию. Но жене не подходил северный климат, и мы вернулись во Львов. Потом – Ковель, Ровно, Луцк, Тернополь, опять Львов… В постоянных переездах и повседневных заботах даже не заметил, как пролетели 35 лет службы. В 1991 году уволился и вышел на пенсию.

А за несколько лет до этого началась новая прекрасная веха моей жизни. Мы с женой обратили свои взоры на Господа. Стали, как фанатики, постоянно ощущать сверхъестественную потребность в Нем. Мирская пустота в душе заполнилась влечением к Богу. Тогда я ни за что бы не ответил на вопрос, зачем Бог нам нужен, но понимал, что Он необходим, как воздух. Господь притягивал нас к Себе с большой силой. Понимали, что хотим быть частью церкви, но не могли определиться с выбором. Вначале попали к «Свидетелям Иеговы», потом посещали православный храм, но ни там, ни там не задержались.

И вот как-то раз мы смотрели по телевизору передачу, и ее ведущий сказал, что в Украине есть более девяноста религиозных течений. Услышав это, мы с женой озадаченно переглянулись: как же нам определиться? И тут моя мудрая супруга предложила: «Что мы сами думаем-гадаем, давай помолимся». Мы встали на колени и с большой искренностью попросили Бога, чтобы Он привел нас на наше место в Его доме. В то время мы и не слышали о таком ответвлении христианства, как пятидесятники. Но после нашей молитвы как-то очень быстро так сложились обстоятельства, что именно к ним мы и попали на служение. Оригинальность и милость Божья! Там нам понравилось. Через год, в 1994-ом, приняли водное крещение. Жена пережила искреннее, ревностное покаяние. А я ходил на служения просто так, неосознанно. Не знаю зачем, но Бог был мне нужен. В огромной мере увлекся Словом, зачитывался им, размышлял над сущностью бытия, слушал множество проповедей, изучал, исследовал все подряд. Жил такой вот заинтересованной Богом жизнью лет десять – двенадцать, но личной встречи с Ним и искреннего покаяния не имел. Поэтому считаю, что мой путь к Господу был не совсем обычным. Так мне кажется.
Настоящую встречу со Спасителем пережил только спустя лет десять после крещения. На тот момент я уже давно не выходил из дома. А дни так похожи друг на друга! Тогда был просто один из них. Разве что, мое сердце сильнее прежнего нуждалось в Боге – я искал и хотел Его присутствия более истово. Объяснить словами то, что тогда произошло, трудно. Я вдруг настолько реально почувствовал Божье присутствие, что меня буквально физически пронзила боль от осознания собственной греховности. Трепетал перед Богом от страха. Закричал: «Прости меня, помоги, очисти!» И в то же мгновение получил такое облегчение, которое не может дать ничто земное. Господь как будто реально обнял меня и излил в мое сердце всю свою сущность. Я едва не задохнулся от этой благодати: я прощен, оправдан, мне не надо бояться. В тот момент я получил внутреннее свидетельство того, что принят Господом. С тех пор начал слышать Его голос, наполняться Божьей любовью, возрастать в познании и понимании того, что от меня требуется. Теперь, когда даже очень плохо, живу верой, познаю волю Всевышнего и действительно следую за Ним. И чем больше Бог являет света, тем явственней вижу Христа и свое несоответствие Ему. Только в Его лучах можно увидеть собственное несовершенство.

Y

Много времени провожу с Богом в молитвенном общении. Вопросы, конечно, возникают. Но если даже апостол Павел, который воочию видел Иисуса Христа, не считает себя чего-то достигшим, то насколько же менее я. По складу ума я математик, по образованию – технарь, по роду деятельности – военный, поэтому не имею достаточных способностей убежденно, красноречиво и доходчиво доносить другим то, что знаю и чем живу сам. Но, как говорил апостол Петр, денег и богатства у меня нет, а что имею, то даю. Хочу делиться с людьми благом, которое мне доступно.

Только с познанием Бога я начал понимать смысл жизни. Раньше панически боялся смерти. А сейчас в какой-то мере уже осознаю, что смерть для меня приобретение. В некоторой степени даже тянет туда, в свое истинное отечество. Но уровень моей свободы еще недостаточный. Понял это, когда однажды, поклоняясь Иисусу, я увидел Его прямо перед собой и услышал, как Он сказал: «Жизнь – Христос, и смерть – приобретение». У меня внутри как будто взорвалось все. Понимал, что глядя в глаза моего Господа, повторить эти слова не могу. Плакал и сокрушался, осознавал, что не достоин Его. Хочется, чтобы мое сердце было в таком состоянии, как у апостола Павла, который ради Христа все земное почитал тщетой. Хочу быть увлеченным Господом еще больше.

В прошлое воскресенье мне исполнилось 75 лет. Меня давно уже похоронили и врачи, и знакомые. А я живу – Его силой, надеждой на Него. Мои друзья-военные, наведываясь, удивляются, что я не падаю духом (в моем-то состоянии!) Думаю, что если б не имел Божьей милости, Его благодати, то, наверное, давно б не выдержал: пистолет к виску – и конец. Но страх Божий, Его помощь держат на плаву. Но все равно хочется иметь рядом какую-то родственную душу, общаться, высказывать свои сомнения и получать ободрение. Прошел год, как от рака легких умер сын. Ему было только 50. Жену похоронил еще в 2000 году. Это большая потеря для меня. С тех пор мы с сыном оставались вдвоем и были настолько близки, что понимали друг друга без слов. Никогда между нами не было лжи, обид и ссор.

Слава Богу, что Он позаботился обо мне. Братья и сестры из церкви взяли на себя заботы о моем быте, каждый – какую-то определенную ношу. Благодаря этому я практически всем обеспечен. Знаю, что моя болезнь может привести к параличу. Но верю, что Господь меня проведет по оставшемуся жизненному пути, сохранив мой разум и способность двигаться.

Не представляю сейчас, как можно жить без Бога. Он – смысл моей жизни. Не потому, что мне нужно здоровье, питание, тепло и уход. Он животворит мою душу, наполняет ее миром, укрепляет могуществом Своей силы и дарит надежду на спасение. Своей драгоценной Кровью Господь искупил меня от греха, очистил, оправдал, освятил. Благодаря Ему я имею жизнь и жизнь вечную.
  

Вгору