04.11.2014

ЯВЛЕНИЕ ХРИСТА

Я росла в неверующей семье, под лозунгом: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство».

Первый раз попала в церковь в пятилетнем возрасте. Запомнился лишь полумрак малолюдного помещения. Никакого впечатления служба на меня не произвела и, устав стоять, я громко спросила: «Мама, а почему здесь так скучно?» Больше мама в церковь не ходила. Правда, все церковные праздники она знала и всегда в эти дни пекла пироги.

Папа не отличался особой религиозностью. Хотя он любил церковные песнопения и мальчиком даже пел в церковном хоре, это не мешало ему озорничать в церкви. 0000_out__Однажды его сильно выпороли на Пасху за то, что он с другими ребятами во время коленопреклонения осыпал прихожан горохом.

Шли годы. Я успешно училась в школе. Твердо зная, что «Бога нет», изучала дарвинизм, теорию возникновения жизни академика Опарина. Правда, вопрос о происхождении жизни на Земле для меня тогда остался туманным.

Первый интерес к Библии у меня появился в Ленинграде (где я училась в институте) при посещении Эрмитажа и Русского музея. Подолгу простаивала перед картиной Бруни «Медный змей», но смысл ее был мне неясен. Большая часть картин была написана на биб­лейские темы. И чтобы разобраться в увиденном, я старалась в музее держаться поближе к какой-нибудь группе туристов, пытаясь уловить объяснения экскурсовода.

А картина Александра Иванова «Явление Христа народу» меня просто потрясла. Она была монументальна и занимала всю стену. Недаром художник писал ее 20 лет. Сюжет картины, по замыслу автора, раскрывал весь смысл Евангелия, которого я тогда не знала. Чувствовала, что художник изобразил очень значительное событие. Я видела отклик толпы на слова Иоанна Крестителя, указывающего на Христа. Взволнованность и спокойствие, надежда и сомнение, решимость и равнодушие, любопытство и злоба – вот реакция героев полотна на появление Спасителя. Особенно меня поразила фигура раба, поднимающегося навстречу пророческому призыву. На его лице – робкая улыбка неосознанной надежды на спасение. А фигура фарисея для меня тогда так и осталась загадочной.

Свои первые познания в Библии я почерпнула из атеистических книг «Забавная библия» и «Библия для неверующих» – единственных источников, которые мне были тогда доступны. Божье Слово становилось светом, за которым я шла. Молитву «Отче наш» я впервые прочитала на украинском языке в дореволюционном учебнике, который принес на работу один из механиков (я тогда уже работала на херсонском судостроительном заводе). И долгое время эта молитва была единственной, которую я знала.

Свое первое Евангелие я собирала по частям из номеров журнала «Литературная учеба». Там же впервые познакомилась с псалмами. В одном из номеров был напечатан рассказ, где один из героев на вопрос, как он уверовал в Бога, ответил: «Прочитал Евангелие и сразу уверовал». «Со мной такого не произошло», – решила я. Но Слово Божье уже действовало.

В 1990-м году меня постигло тяжелое испытание: онкологическое заболевание.

Каждое утро меня возили в радиологию на облучение.

Из окна машины заснеженный город смотрелся особенно красиво. Спешили на работу прохожие. Там была другая жизнь. А у меня только один путь – путь на облучение, и свернуть с него было невозможно. Странно и страшно было сознавать это.

Я уже не принадлежала миру за окном машины, остановилась на грани миров. Я не спрашивала: «Что мне делать, чтобы спастись?» Просто говорила: «Господи, я знаю, что грешна. Прости меня». И читала молитву «Отче наш». Я действительно говорила с Богом, как по телефону. Молилась ежедневно, принимая облучение. Правда, тогда я даже не понимала, как следует, что молюсь.

И Бог ответил. Настал день, когда медсестра сказала: «Смот­рите, ваша грудь стала мягкой». Опухоль рассосалась. Потом была химиотерапия со всеми сопутствующими неприятнос­тями, но необходимость в операции отпала.

Я по Божьей благодати получила спасение в полном смысле этого слова. Затем у меня начался период познания Бога, укрепления веры, поиски своей церкви – церкви Евангельских христиан, где я и нашла живую веру, узнала живого Бога.

Но это уже другая история.

Лидия ФОМИНА

Вгору