03.03.2016

ПРОКЛЯТИЯ РАЗРУШЕНЫ

ПРОКЛЯТИЯ РАЗРУШЕНЫ

Владимир, г.Бар, Винницкая обл.

Многим известно, что люди, не исполняющие Божий закон, подпадают под проклятие. Господь обрекает таковых на страдания, горе и лишения. Виновники выходят из-под Его спасительного покрова и таким образом лишаются благословений. Причем наши преступления влекут за собой проклятия на несколько поколений вперед: «Бог – ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня» (Второзаконие 5:9). Но каждого грешника, раскаявшегося в своих беззакониях, какими бы большими они ни были, Небесный Отец всегда готов принять в свои объятия. Наше искреннее покаяние разрушает наследственные проклятия. Я уверен в этом, потому что моя история – яркое свидетельство того, что Господь Бог – всемилостив, всепрощающий и всеблагой. Столько всего плохого было в моей жизни, но Бог не желал, чтобы я погиб. Он хранил, терпел и ждал…

Не знаю, от кого из моих предков отвернулся Лик Божий, но я был отвержен еще в материнской утробе. Бабушка (папина мама) настойчиво советовала маме сделать аборт. Но у Бога на мой счет были другие планы, поэтому я все же родился. И потом, на протяжении всей жизни, меня не раз спасала от неминуемой гибели какая-то сверхъестественная сила. Еще в далеком детстве, в пятилетнем возрасте, купаясь в речке, я оказался в подводной яме и начал тонуть. Вынырнуть уже не мог. (До сих пор помню панический страх и бессилие что-либо изменить). Вдруг как будто кто-то вытолкнул меня из воды и подпихнул в то место, где ногами я ощутил дно реки. Так я выбрался на берег. Второй подобный случай произошел, когда мне было лет четырнадцать. Тогда я оказался под колесами троллейбуса. Последствия могли быть очень серьезными, но как будто кто-то сдержал удар, машина даже показалась мягкой. Хотя и пострадал тогда, но от худшего был сохранен.

Вторая моя бабушка была ярой коммунисткой. Рассказывала, как во время войны работала дежурной по вокзалу и охраняла эшелоны с зерном, которые шли на фронт. Была очень принципиальной и когда видела, что кто-то собирает рассыпавшуюся по платформе кукурузу или пшеницу, непременно писала раппорт, и человека арестовывали. За такое правонарушение в те времена сажали лет на десять. Понимаю, что бабушка верой и правдой служила партии, но вместе с тем, к сожалению, она нес­ла людям боль и разрушала судьбы. Может, от этого и сама была несчастлива: пятеро ее детей умерли. Выжила только моя мама – шестая.

А еще нас бросил отец. Помню, как однажды я пришел домой и мама сказала, что папы у нас больше нет. Я отправился к бабушке и там дождался его. Отец объяснил, что теперь будет жить в другой семье. Его уход я переживал очень болезненно, старался о нем даже не вспоминать. В моей душе тогда произошел какой-то надлом: я стал замкнутым, озлобился, перестал слушаться старших.

Оставшись с тремя детьми, мама вынуждена была работать на двух работах. Нами опекалась бабушка. Она была очень строгой женщиной, поэтому мы всегда искали повод, чтобы улизнуть из дома. А на улице – вольная воля, развлечений хоть отбавляй, были б деньги. И я приспособился их «добывать». Где-то годам к двенадцати научился воровать, потом потихоньку и грабить начал со старшими. (На украденные деньги покупали спиртное. Без алкоголя не проходило и дня.) Во время очередной «операции» меня арестовали, и я получил свой первый срок. А мне тогда было лишь четырнадцать.

Наказание отбывал (дали три с половиной года усиленного режима) вместе с такими же бандитами, каким был сам. В общении с ними постигал тонкости воровского мастерства. Кроме этого, в зоне «заработал» себе инвалидность – открытая форма туберкулеза. В легком была дыра с пятикопеечную монету, при малейшем напряжении горлом шла кровь. Выйдя из тюрьмы, год провалялся по больницам, но безрезультатно. Был очень слаб и выглядел ужасно: при росте 182 см весил 40 кг. Таким меня перевели в отделение к хроническим больным – умирать. Но и на этот раз произошло чудо. Молодой хирург, только начавший работать после института, посмотрел мои снимки и сказал, что можно попробовать прооперировать и он готов это сделать. Уповая на этот, наверное, последний шанс, я согласился. Операция прошла успешно, но в будущем, чтобы быть здоровым человеком, мне надо было отказаться от сигарет и спиртного. Так рекомендовал врач. Придерживаясь его советов, я не только оправился от болезни, но и полностью выздоровел. А увидев, что беда миновала, стал строить планы на будущее.

Намеревался жить честно. Даже устроился на работу и женился. Супруга оказалась близкой мне «по духу», и я опять начал воровать, уже вместе с ней. Вскоре попался и опять загремел в тюрьму. Дали полтора года. Во время второй отсидки я приобрел новые интересные навыки. Научился подделывать документы, изготовлять липовые печати – словом, «облагородил» сферу своих преступных интересов – занялся мошенничеством. После освобождения воплощал тюремный опыт в жизнь – начинал с фальшивых чеков и разнообразных справок, потом удавались даже денежные купюры и серьёзные документы. В этом деле вовсю использовал познания в области психологии и гипноза (в тюрьме прочитал много научной литературы на эти темы). «Работал» в основном в сфере торговли. Не брезговал ни одной идеей, которая сулила барыш. Колесил по всем странам бывшего Союза, обманывая отдельных людей и целые предприятия.

О моральной стороне своей «деятельности» не задумывался. До поры, до времени. Но настал день, когда ни с того, ни с сего проснулась совесть. Внутри себя услышал четкий голос: «Остановись, перестань делать зло». Я пренебрег этим предупреждением, чем обрек себя на настоящую пытку: утратил покой, везде чувствовал опасность, перестал спать, леденящий страх преследовал меня и днем, и ночью. Догадываясь, что меня «вычислили», поменял мес­то жительства (переехал на окраину), решил продать машину. Но не успел. Задержание произошло прямо на дороге. Обычный милиционер с палочкой остановил меня, равнодушно сообщил, что машина числится в розыске, поэтому мне надо отправиться в отделение. Потом – как в калейдоскопе: арест, СИЗО, обыск квартиры, найденные там фальшивые печати, документы, деньги. Все это тянуло на мошенничество в особо крупных размерах и двенадцать лет тюрьмы. Сменить рос­кошную жизнь богатого мошенника на нары и баланду я был не готов. От безысходности решил повеситься. Подойдя к окну своей одиночной камеры, вдруг, как будто впервые, увидел церковь и почему-то вспомнил, как когда-то за меня молилась мама. Внезапно осознал, что очень хочу жить. Потом (совершенно неожиданно для себя) я искренне и с надеждой обратился к Богу, каялся и отчаянно просил Его помочь мне избавиться от чувства обреченности, обе­щал, что стану честным и порядочным человеком. И Он, видимо, услышал, потому что после этой молитвы мне стало немного легче. Забрезжил свет. Чтобы уменьшить свою вину, начал сотрудничать со следствием, за что мне оформили явку с повинной. С учетом всех смягчающих обстоятельств мне присудили лишь пять лет.

Наказание отбывал в лагере, где среди заключенных было немало верующих людей. Особенно подружился с Виктором, который много рассказывал об Иисусе Хрис­те, о том, как Господь помогает ему в жизни. Я видел, что Бог действительно отвечал на молитвы моего друга. Подзадоренный таким примером, и сам захотел обрести отношения со Всевышним. Окунулся в мир духовной литературы, дважды в неделю держал пост, перестал ругаться, сторонился сквернословящих людей, делился с сокамерниками едой. Так Бог менял мое сердце. Но в церковь, куда меня постоянно приглашали, что-то еще не пускало.

Теперь знаю, что меня удерживало. В то время я увлекся биоэнергетикой и спиритизмом. В городе, где поселился после освобождения, стал известен как экстрасенс-целитель. Был уверен, что таким образом помогаю людям, которые приходили с разными просьбами. Но после каждого сеанса чувствовал себя отвратительно: меня трясло, одолевала физическая слабость и моральное угнетение. Мучили кошмарные видения, бессонница, страшные мысли. Тогда я еще не читал Писание и не знал, что не все сверхъестественное – от Бога, что многое от лукавого. Открыла мне глаза одна верующая женщина, которая авторитетно и прямо заявила мне, что заниматься такими делами – грех, это противоречит Библии. Она подарила мне Новый Завет и советовала пойти в церковь, покаяться. Открытая и доброжелательная, женщина расположила меня к себе, мы подружились, много беседовали на духовные темы. Поверив ей, я пошел на собрание верующих. Там откликнулся на призыв пастора и искренне произнес молитву покаяния, попросил Бога простить все мои грехи, стать моим Гос­подом и Спасителем, помочь жить по-другому. Тогда, впервые за всю свою непростую жизнь, я получил истинную свободу и ощутил необыкновенную любовь.

С тех пор я с радостью служу Богу. Он направляет меня туда, где боль, где нужно слово ободрения, молитва за исцеление. Вместе с другими христианами мы ездим по селам, ходим в больницы, молимся за людей, наставляем несведущих, проповедуем им Евангелие, рассказываем о Божьей любви.

Моя жизнь началась с проклятия и отверженности, многие годы я делал зло и жил за счет других, не раз испытывал страх и отчаяние, впадал в крайние заблуждения и тяжкие грехи. Но Бог, дающий благодать на покаяние и прощающий наши прегрешения, все изменил. Сегодня я живу верой. Испытываю уже другие чувства и желания – помочь, поддержать, помолиться. Имею настоящих друзей, вижу сверхъестественное проявление Божьей любви и заботы о нас. Благодарен Гос­поду, что встретился с Ним, что Он, совершенный Бог, призвал меня, недостойного, грешного, и позволил служить Ему. Верю, что проклятия, пришедшие в мою жизнь от предков, разрушены, а я и мои потомки благословенны в Иисусе Христе. Поэтому всей своей жизнью и этим рассказом свидетельствую о милос­ти Небесного Отца.

Вгору